NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЗА ПЛИСЕЦКОЙ МОЖНО И ЧЕМОДАН НОСИТЬ
       
 Ирина Тагаева, Гедиминас Таранда, Майя Плесецкая        
20 ноября Майя Плисецкая вновь выйдет на сцену Большого театра. Морис Бежар поставил для нее трехминутный балет «Аве, Майя!» на музыку Баха и Гуно.
       А в первом акте Плисецкая будет танцевать соло из балета «Айседора».
       Для этого вечера варшавская балетная труппа привозит в Москву «Кармен-сюиту» в новой интерпретации шведского хореографа Матса Эка (увы, «Кармен» не войдет в российскую телетрансляцию юбилейного спектакля).
       16 ноября в Бетховенском зале Большого театра Майя Михайловна Плисецкая вышла «на малую сцену» к журналистам. Блеск, тонкость, глубина, язвительность ее ответов далеко превосходили стиль и уровень привычной пресс-конференции.
       «Балет подробно не надо рассказывать. Никогда, никакой...» — сказала она. Далее же говорила о новой швейцарской постановке «Истории Солдата» Стравинского: Жерар Депардье будет читать текст, а Майя Плисецкая играть Солдата, Скрипку, Черта.
       Она долгие годы «была уверена, что это Мария Стюарт писала пьесы Шекспира». (Концепция — собственная, и она очень к лицу Плисецкой). Тут же следуют интересные аргументы.
       И завершение сюжета: прочитав книгу И. Гилилова о Шекспире, Майя Михайловна от своей концепции отказалась, (но памятником ей остался, видимо, балет «Мария Стюарт», поставленный в Мадриде специально для Плисецкой).
       Она говорит о том, что «такой техники, такого совершенства, чистоты», как ныне, в балете не было никогда, а причиной тому — видео, спорт и новые линолеумные покрытия на подмостках. О том, что «сцена Большого театра — самая удобная сцена на свете: и размер, и покат...» Об острой необходимости обновления российского балетного репертуара.
       В «Новой газете» Майю Плисецкую поздравляют с юбилеем те, кто имел счастье работать с нею. Мы же присоединяемся к поздравлениям и готовы разделить мнение Витаутаса Таранды: балетная миссия Плисецкой совсем не исчерпывает масштаб личности...
       
       Гедиминас ТАРАНДА, художественный руководитель Имперского Русского балета:
       — Когда я заканчивал училище и нас, лучших выпускников, спрашивали журналисты, с кем мы хотели бы работать, я заявил, что хотел бы танцевать с Майей Михайловной Плисецкой. И так случилось, что буквально через три месяца после того, как я пришел в Большой театр, она пригласила меня в свой спектакль «Кармен». С тех пор у нас завязалась творческая дружба. Было очень интересно смотреть, как Майя Михайловна репетирует. У нее необыкновенно зоркий, цепкий взгляд. Она моментально видит ошибки. Работая с ней, я понял очень важную вещь — самое главное танцевать просто и естественно. Как только начинаешь надумывать роль, надумывать движение, сразу получается штамп.
       Потом, когда я работал у Григоровича, я все время имел возможность советоваться с ней. Она всегда с удовольствием помогала. Это тоже редкое качество для звезд такого уровня. А когда я ушел из Большого театра, Майя Михайловна предложила мне быть постановщиком ее творческого вечера, и после этого подсказала идею создания собственной компании. Я собрал труппу и предложил ей быть президентом компании.
       Когда мы репетировали «Послеполуденный отдых Фавна» (это была одна из первых работ, когда я выступал в качестве постановщика, а она — исполнительницы), возник спор, как нужно делать движение. Я говорю: «Надо делать вот в эту музыку». Она: «Гедиминас, хорошо, я подчинюсь. Но это немузыкально». Она безоговорочно подчиняется постановщику. Даже если не согласна с чем-то. Потом я посмотрел и понял, что она оказалась совершенно права. Там было немузыкально.
       При этом она любит, когда ей говорят правду. Даже если эта правда не очень приятная. После спектакля всегда спрашивает: как? Категорически не приемлет лесть. Преклонение, обожание — тоже. Нормальное уважение она воспринимает гораздо лучше, чем восторги.
       Вообще с ней легко и работать, и просто общаться. Репетируем вместе — отлично. Идем потом куда-то ужинать — тоже замечательно. Она очень любит японскую кухню. Я тоже. Поэтому, когда получается, мы всегда идем в японский ресторан. Она любит посмеяться и обладает прекрасным чувством юмора. Замечательно смешно рассказывает различные театральные байки. Вообще Майя Михайловна очень остра на язык. И очень умна. Ее многие боятся. Именно в силу ее ума.
       Есть очень талантливые актеры, которые тем не менее не могут научить. Плисецкая может. И ей самой это очень интересно. Поэтому у меня возникла идея создания академии Майи Плисецкой. Она эту идею поддержала. И сейчас, к юбилею Майи Михайловны, я провел набор в студию. Студия уже работает. Это первый шаг в создании академии Плисецкой.
       
       Ирина ТАГАЕВА, солистка Имперского Русского балета:
       — Все самые лучшие эпитеты уместны, когда говоришь о Плисецкой.
       Мне посчастливилось непосредственно с ней работать. Более того, она сыграла огромную роль в моей артистической судьбе, за что я ей очень благодарна. Спектакль «Болеро» ставился «под Плисецкую». Но, так как она не всегда могла с нами ездить, нужна была вторая исполнительница. И Майя Михайловна как-то меня увидела и сказала, что эта девочка сможет ее заменить. Спектакль принес мне успех во многих странах. А потом она дала мне разрешение на свою редакцию «Лебедя», которую до этого, кроме нее, не танцевал никто никогда. Конечно, мой «Лебедь» далек от совершенства Плисецкой. В исполнении Майи Михайловны всегда присутствует что-то новое. В каждом выходе. Это эмоциональный номер, зависящий от настроения и даже погоды.
       К нам она относится, как к своим детям. В общении звезд и молодых, скажем рядовых, актеров такое бывает крайне редко. И от нее заряжаешься каждый раз положительной энергией.
       Она может быть очень иронична. Например, заходит в класс с утра. А мы перед уроком занимаемся специальной гимнастикой (все время появляются какие-то новые методики). «Что это вы такое все делаете?». Мы объясняем, что это вот такая специальная методика по разработке стопы, например. «Странно, мы никогда этого не делали. Но танцевали».
       В поездках она не требует каких-то особых условий для себя. Едет с нами, то есть как все. Для нее это даже интересно — выйти на перрон, купить огурчики....
       Меня всегда поражало, как она переключается с одного образа на другой. Многим требуется определенное время для переключения. А для нее... Допустим, ее попросили на репетиции показать Кармен. Она встает — и это уже Кармен. А потом может тут же мгновенно переключиться на «Умирающего лебедя».
       Безусловно, Плисецкая — это балерина номер один. Сейчас очень многие балерины делают супертехнические вещи. Но воспринимаются просто как спортсменки. А Майя Михайловна — это всегда высочайшее искусство. При безупречной технике.
       
       Витаутас Таранда, солист Имперского Русского балета:
       — Мы познакомились, когда я только начинал работать в Большом театре. Она запросто могла подойти. И было ощущение праздника каждый раз.
       Позже мне посчастливилось работать с ней на сцене. Танцевать, это громко сказано. В балете Мориса Бежара за Майей Плисецкой выходил молодой человек с чемоданами. Это я был с чемоданами. Но был ее партнером. Даже фотография есть. Вот, с Плисецкой танцевал. А на самом деле выходил с чемоданами. И горжусь этим.
       Она умеет показать так, как никто больше не умеет. Когда они с Гедиминасом репетировали «Кармен», Майя Михайловна показывала так, что просто каждый фрагмент проходил под аплодисменты. Удивительно.
       Звезд много. Плисецкая одна. Это — явление. Больше, чем балерина. Феномен природы. Балет, пожалуй, слишком узкая стезя для нее.
       
       Записала Марина ГОНЧАРОВА
       
20.11.2000
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 65
20 ноября 2000 г.

 Обстоятельства
Сенсация! Подвиг Христенко
Березовский тупик
Он говорит неправду
Ни Буш, ни Гор не будут больше обнимать российских чиновников
Педагогическая дилемма
Убрать директора-«шпиона»
Украсть у Чубайса
 Подробности
«Форус»: Сообщение для прессы
Зачем бомбят баренцово море
Пепел надежды. Или безнадежности?
В Тюмени началась борьба за пост губернатора. Со скандала!
Сюрприз для губернатора Сумина
Возвращаясь к напечатанному
 Реакция
Опровержение
 Расследования
Существует ли секретное соглашение между прокурорами России и Швейцарии
 Власть и люди
Управа на самих себя
«Сын полковника Путина» мечтает пострадать за «отца»
Седьмая часть президента
 Власть и деньги
Наше богатство - неучтенные деньги
Кто купит Центробанк?
 Общество
Дети Жеглова
Орден - на грудь и по электричкам со шляпой?
Олений народ умирает вместе с оленями
 Четвертая власть
ФСБ конфисковало компьютеры газеты «Версия»
Им бы «Понедельники» взять и - отменить
Теленовости от…
«Шансон»: стрижи прилетели
 Регионы
Костромские сепаратисты
Тулеев запретил рожать за деньги
Пансионат строго режима
Мэру Нижнего Новгорода грозит импичмент
 Точка зрения
Алло, Смольный? Кто стоит за переделом рынка сотовой связи
 Наука
Счетные палочки вместо литературы
 Свидание
Давид Тухманов. Вечер победы на волнах памяти
 Сюжеты
Любовь - это отсутствие претензий ко вселенной
Татьяна Друбич. Музыка
Мы появляемся не в роддомах, а в бюро пропусков
Осенний лист
 Спорт
Бескову - 80
Акция «Новой газеты»: Золотая карточка
«Торпедо-ЗИЛ» вышо в высшую лигу
 Культурный слой
Сов.ОК концептуальный кисти Пригова
За Плисецкой можно и чемодан носить
Вперед, к Чехову…
 Информация
«Бинго»: результаты розыгрыша


 Ведущий номера:
Сергей    
СОКОЛОВ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100