NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПОДВИЖНИЦА
Как Н. Тархова подвинула Академию наук
       
       Неловко брать с первой строчки столь пафосную ноту, но пушкинские слова о карамзинской «Истории государства Российского» сами лезут на язык. Итак, подвиг частного человека. Имя подвижницы — Надежда Александровна Тархова. Если кто еще не знает, сегодня это главный пушкинист России...
  
 Фото Пааты Арчвадзе        
Мы уже рассказывали об уникальной четырехтомной «Летописи жизни и творчества Алексанра Пушкина», которую Надежда Тархова вместе с коллективом своих сотрудников за шесть лет составила, а московское издательство «Слово» выпустило в свет.
       Рассказывали об издании, но не о том, как оно появилось.
       В 1938 г. патриарх советской пушкинистики М. А. Цявловский взялся за этот труд потому, что уже вышли первые тома Академического Полного собрания сочинений поэта, и надо было навести хоть какой-то порядок в тысячах и тысячах фактов из его жизни, разрозненных по периодике, мемуарам и официальным документам. На Цявловского работала (кроме блистательной пушкинистки Татьяны Григорьевны Цявловской) вся советская академическая (а можно сказать, что и государственная) машина. Результатом стал первый том «Летописи» (это давно уже классика отечественной пушкинистики). Но обрывается он на сентябре 1826 г., то есть на коронации Николая I и на прибытии Пушкина из ссылки в Москву.
       То, что «Летопись» надо продолжить, понимали все. Ведь без этого невозможно написать и научную биографию Пушкина. Владислав Ходасевич еще в 30-е собирался, но так и не решился взяться за этот труд. Не решился не потому, что не было материала, а потому, что не было всего материала.
       В 70-х Надежда Тархова работала в Московском Пушкинском музее. Еще была жива Татьяна Григорьевна Цявловская, продолжавшая до последних дней собирать картотеку для «Летописи». Тархова с коллегами даже ходили разговаривать о продолжении «Летописи» в дирекцию музея.
       Дирекция инициативу своих сотрудников не поддержала.
       И только в начале 90-х комиссия Минкульта вставила «Летопись» в план Федеральной Пушкинской программы. И Дмитрий Сергеевич Лихачев благословил этот проект, а в 1994 году даже было открыто его финансирование. Ровно полгода. До декабря, когда деньги, выделенные на Пушкина, съела чеченская война.
       Когда говорят пушки, Пушкин молчит. Финансирование «Летописи» прикрыли.
       Весь 1995-й Тархова работала на энтузиазме. Но представьте, что значит расписать, обработать и ввести в компьютер сорок тысяч карточек — этот безумный пазл пушкинской жизни. А потом еще и устроить фактам очную ставку, выделить то, что недостоверно, исправить ошибки в памяти людей, которых ты никогда не знал и у которых не переспросишь, потому что они уже минимум как лет сто прогуливаются с Пушкиным совсем в иных краях.
       Тархова не сдалась. Она продолжала работать одна (помогал лишь муж Леонид Самсонович). И чем бы это кончилось, если бы Сорос не дал грант, — я не знаю.
       А после — шесть лет такой работы, что, когда уже все было позади, пришлось привыкать к новой стране...
       Из современных российских учреждений культуры с благодарностью Надежда Александровна сегодня вспоминает только Пушкинский Дом. Семь из его сотрудников вошли в тарховскую рабочую группу.
       А в родном (бывшем родном) Московском Пушкинском музее, чтобы не допустить Тархову, закрыли для работы «сторонних» исследователей бесценную картотеку Цявловских. Ту картотеку, которая по-настоящему и нужна-то была только одному человеку в мире — Надежде Тарховой.
       Музей, не в силах продолжить дело Цявловских, решил издать саму картотеку. Издать мемориально и факсимильно. (Деньги-то двух Пушкинских программ — Федеральной и лужковской — «осваивать» надо!)
       Два тома уже вышли. Выйдут еще два.
       Лет через триста, впрочем, исследователю экономических и прочих чудес России, без сомнения, будет любопытно прочитать факсимильно воспроизведенную записку Цявловской про то, что надо узнать, где Мария Волконская была в сентябре 1822 года.
       Вместо ответа — мемориальная публикация вопроса.
       Недопущенная к картотеке Цявловских Тархова приняла решение переделать всю их работу заново. (Несколько десятков лет труда классиков пушкинистики пошли коту под хвост? Но не Надежда Александровна в этом виновата!)
       Грант у нее был только на подготовку издания «Летописи». Но издательство «Слово» само ей предложило выпустить этот четырехтомник.
       Сегодня Тархова готовит справочный том: там должны быть поправлены и неточности, и опечатки. Их в таком издании не может не быть. И, насколько я знаю, коллеги-пушкинисты сегодня с лупой штудируют Тархову.
       Потому что теперь без этого четырехтомника пушкинисту — никуда.
       Издание стало классическим, когда типографская краска еще не высохла. А внести свою лепту прямо «в классику» исследователю не так часто удается.
       Так что, может, лучше забыть об обидах и помочь победительнице? Пусть и на финише. Поддерживали вы, господа, Тархову вчера или мешали ей — дело истории и вашей совести. Тархова (честное слово!) на вас не обижается.
       Теперь — или дальше ревновать, или скромно, в меру сил, помогать скромной женщине, которая и не думала, что когда-то сможет сделать то, что сделала.
       
       Андрей ЧЕРНОВ
       
09.10.2000
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 54
9 октября 2000 г.

 Обстоятельства
Красота все равно спасет мир
Мы не вправе требовать от районного судьи героизма
Облава на страну
Плата за надзор
Антибиотик собирается в Москву
Грузовая порука
ВЭК пришел взять штраф. Потому что может это сделать всегда
Электрофикция всей страны
 Подробности
Куда нести деньги?
Убийство, которого не было
Чайка (не по Чехову)
 Реакция
Пресненский межрайонный суд согласился с "Новой газетой"
Так кто же шантажировал генпрокурора?
 Расследования
Сочинские лисы и шакалы
Танцы на столах. Как связаны вечерние утехи с губернаторскими выборами
 Власть и люди
Ты голосуешь, а денежки идут
Почём слуга народа?
 Власть и деньги
Заначка для Путина
Эдемский сад министра Адамова
 Специальный репортаж
Сага свердловская. Чисто конкретная. Что стоит за недавними событиями на "Уралхиммаше"?
 Общество
Я - полковник медицинской службы, а ты - сраный герой
Огонь войны от потерявших тепло
 Четвертая власть
Бойкие люди
Открытое письмо Президенту Российской Федерации В. В. Путину
Вадим Верник: Мне хотелось показать другую молодежь
Теленовости от…
 Точка зрения
Инвесторам путь свободен
Кошмар-2003: страна без света, армии, пенсий и с кучей долгов
 Инострания
Октябрьская революция. Не великая, не социалистическая. И последняя в XX веке
Товарищи определились. Серьбы им больше не братья
Почему соседи Югославии недовольны указом Милошевича
 Сюжеты
Татьяна Друбич. Страх
Сергей Юрский. Бабье лето
 Спорт
Светлана Хоркина как офшорная зона
Олимпийские игры на деньги
 Культурный слой
Олег Табаков. В названиях театров его не устраивает слово "малый"
К поэту С. питаю интерес
Как Н. Тархова подвинула академию наук
Мария Розанова: В отечестве очередная победа. Воры победили пьяниц
Андрей Битов: Последний памятник тысячелетия - зайцу!


 Ведущий номера:
Сергей    
СОКОЛОВ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100