NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

 Анатолий Приставкин «За все годы работы нашей комиссии по помилованию мы не рассматривали ни одного дела киллера или мафиози, — говорит Анатолий Приставкин. — Осужденные убийцы — сплошь так называемые простые люди. Поэтому когда народ требует отменить мораторий на смертную казнь — он, по сути, приглашает казнить самого себя».
       А уж то, что количество убийств в нашей стране никак не может сократиться под угрозой смертной казни, понимаешь, читая только что вышедший трехтомник Приставкина, написанный по материалам его милосердной комиссии. Большинство совершаемых в России убийств не только бессмысленны и беспощадны, но также нелепы до абсурда и бездумны до полного легкомысленного пренебрежения возможными последствиями для самого себя.
       Вообще, когда читаешь или слушаешь доброго и мягкого Анатолия Игнатьевича, становится страшно. И за наших незащищенных детей. И за весь наш самоубийственный народ.
       Страшно, горько и зло берет.
       Но иногда и смех разбирает. Сквозь слезы, конечно. То есть нездоровый.
       И как во всем этом ежедневно (!) пребывает сам писатель?
       Перед вами один из его ответов на этот вопрос.
       Олег ХЛЕБНИКОВ

       
       
КАК Я ЧИТАЮ ДЕЛА
       
       
Прихожу домой. Наскоро поев и включив телевизор, чтобы посмотреть, какой там прогноз погоды, тут же его выключаю и открываю папку с делами.
       Некая Раиса Колесникова, тридцать пять лет, из Кировской области (пятеро детей, трое несовершеннолетних), осуждена на шесть лет, впервые. Отбыла четыре с половиной года. Но что же она натворила... Ах вот, читаю: 10 февраля некий Шубин, понятно нетрезвый, опоздав на электричку, пришел в железнодорожную будку к Вшивцевой, где стал с ней распивать спиртные напитки, а вечером, по ее предложению, отправился к ней домой.
       — Пап, — нудит моя дочка, — ты можешь поставить батарейки?
       — Могу.
       — А посмотреть со мной «Крутого Уокера», а то мне одной страшно?
       — Могу.
       — А почитать книжку... потом?
       — И это могу. Я все могу... Как дед Мазай... И дудку, и свисток.
       ...Итак, как там в деле... Ага, пошел к этой Вшивцевой. А там они снова сели распивать, но уже вместе с соседями, мужем и женой Колесниковыми... Вино же купил Шубин, он же стал оказывать знаки внимания Вшивцевой, но это почему-то не понравилось Колесникову, который и сделал Шубину замечание. А потом они, как и положено, подрались... Хотя что же такого, что внимание, она же не зря его пригласила к себе... Ну вот, подрались. И стали наносить друг другу удары...
       — Пап, а ты видел мой последний рисунок?
       — Да... Кажется.
       — Вот, посмотри.
       — Еще надо переписать школьную кассету по немецкому языку, — кричит из другой комнаты жена. — Я сама бы переписала, но не умею... И позвони Алексу, он должен нам деньги...
       — Ладно, ладно.
       И далее: подрались, читаю я. А потом соседи Колесниковы ушли домой. Скорее всего, жена и увела... А впрочем... Ну а Вшивцева тоже ушла, но ушла к зятю за помощью, чтобы выпроводить не желаемого теперь Шубина из квартиры...
       — Ты не забудешь позвонить Алексу? — спрашивает жена.
       — Нет.
       — А когда ты позвонишь?
       — Скоро...
       — Да, я забыла тебе еще сказать...
       — Да, — соглашаюсь я, стараясь понять, почему неведомые мне Колесниковы ушли домой, а Вшивцева — за зятем, если сами приглашали и пили на его деньги... Но разве поймешь этих баб, когда...
       — Но ты не забудешь позвонить? — спрашивает жена.
       — Нет.
       — Смотри.
       Смотрю. В дело. Вернулись в квартиру. Вернулись... Это кто вернулся-то? Ах, Колесниковы вернулись. Господи, сколько можно ходить! А что им, собственно, нужно? Вот! Они захотели разбудить спящего Шубина. Разбудили. А он, представьте себе, недоволен и стал драться. Пытаясь оттащить Шубина от мужа, жена Колесникова принесенным ножом... Значит, с ножом собиралась будить? Нанесла Шубину удар в грудь... Черт, за что? И почему она, а не муж? А может, муж, а она взяла на себя? Но я тоже, наверное, кого-нибудь сегодня убью... Вот уже слышу:
       — Пап... пап... пап...
       — Сейчас, — говорю я.
       Итак: характеризуется положительно. Является членом секции дисциплины и порядка... посещает... просвещает... насыщает... Ангел, а не убийца!
       — Пап!
       — Да, да...
       Поддерживает связь с семьей... Какой семьей?
       — Пап!
       Я тоже поддерживаю связь... С семьей.
       — Ну что тебе? — сдерживаюсь, но не очень.
       — Посмотри, — просит дочь.
       — Куда посмотреть?
       — Сюда, — говорит она и показывает игрушечную собачку, на которую она сшила кофту. — Нравится?
       — Конечно, — говорю.
       Нет, говорю я. Если уж меня допек ребенок, то эту самую Раису Колесникову, у которой их пятеро... Надо помиловать.
       — Пап?!
       
       Анатолий ПРИСТАВКИН
       
02.10.2000
       

Отзыв

№ 52
2 октября 2000 г.

 Обстоятельства
Оба-два дня учителя
Александр Морозов: Я не хочу, чтобы в Украине жили, как в Германии
 Подробности
Генпрокуратура считает, что отправлять солдат в рабство - хорошо
 Власть и люди
Показательная казнь Лесина потрясла страну
Власть подготовила списки людей, которым доверяет говорить о реформах
 Власть и деньги
Пепел амнистии стучит в сердце Коха
Мягкое место для VIP-БОМЖа
Что стоит за идеей реструктуризации РАО ЕЭС
Михаил Живило - главный акционер Сбербанка скрывается от правосудия
 Специальный репортаж
Передел собственности в Екатеринбурге продолжается
Танец девушек в розовых противогазах. Репортаж Б. Кагарлицкого из Праги
Неужели эти огни - вечные?
 Геополитика
Незванные гости в Татарии
Нужна ли Украина Европе?
 Четвертая власть
Демократия в обмен на акции. Скандал с медиа-группой "Мост" продолжается
Прокурор против газеты
Зачем газеты подписывают соглашение с ФСБ
Ксения Пономарева: Государство знает, что я сказала ему "До свидания!"
Школа дальнего следования
Теленовости от…
 Точка зрения
Испобедь академика Олега Богомолова. Шоковые терапевты от Гайдара до…
Пресса и власть
 Сюжеты
Анатолий Приставкин. Как я читаю дела
5000 км с языковыми барьерами
Монах
Религиозный эксперимент в степи
Как я работала в школе
 Спорт
Химической войны не будет?
Сидней-2000. Вот все и завершилось
 Библиотека
Алла Ярошинская. "Кремлевский поцелуй"
 Культурный слой
Станислав Рассадин. Мы, я и Евтушенко
Владимир Зубец: Россия - дикое поле. Пахать и пахать
"Новодел" по-прокофьевски
О новом грузинском искусстве
Ингеборга Дапкунайте. Артистке не мешает только "Оскар"
Марат Гельман: Искусство стало сиюминутным
 Информация
Чтобы костюмчик сидел

- опубликовано только в интернете


 Ведущий номера:
Олег           
ХЛЕБНИКОВ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100