NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ИНОГДА РУЗВЕЛЬТ ПАХНЕТ ВАШИНГТОНОМ
Сережа Семиволос по запаху отличает фальшивые доллары от настоящих
       
 Рисунок С. Аруханова
  
       У меня есть возможность вышивать крестиком, но нет такого желания. У меня есть желание видеть людей насквозь, но нет возможности. Может, и хорошо, что наши возможности не всегда совпадают с нашими желаниями, — устройство мира было бы иным. К примеру, Сергей Семиволос, феноменальный парень из Саратова, был бы полезен государству. И на изучение его способностей выделялись бы деньги. А он — потом, через время — окупил бы их с лихвой. Это как-то не по-русски. Это желательно, но невозможно. Забыли, где живем?
       
 Сергей Семиволос        
Жан-Батист Гренуй, герой романа Зюскинда «Аромат», имел потрясающее обоняние. Он знал тысячи запахов — цветущей лаванды и гниющей рыбы, раздавленного клопа и лакриновой воды — и различал тончайшие их оттенки. Он помнил все запахи, когда-либо встречавшиеся его носу. Гренуй стал парфюмером.
       Студент Сергей Семиволос, герой этой истории, обладает способностями, которые называют феноменальными — необъяснимыми, непознанными и не изучаемыми.
       Давным-давно, когда Сереже было около шести, они с папой перекидывались в карты. Потом отец показал сыну нехитрый фокус, секрет которого Сереже был неясен. Мальчишка пытался повторить — фокус не удавался. Он перебирал колоду, тасовал, вынимал, ошибался.
       — Ты их понюхай, что ли, — подшутил отец.
       Сын был послушен и доверчив. Обнюхав поочередно рубашки всех карт, Сережа вынул нужную. Вероятность случайности, в общем-то, была велика. Стали проверять: отец загадывал масть и достоинство, а сын, поднося карту к носу, определял искомую. «Черное сердечко», «красный ромбик» — нарисованные картинки были разгаданы за несколько секунд. Фокус удался.
       Ухо-горло-нос, повертев головой мальчика, вывел какое-то заключение об обостренном обонянии, но объяснить суть явления не смог.
       Семья Семиволос начала эксперименты. Угадывать то, что имеет запах, как это делал книжный герой, Сергею было неинтересно. Он определял предметы, которые для обычного носа не пахли ничем, кроме полиграфической краски.
       В дом повалили журналисты. Убеждение «деньги не пахнут» оказалось заблуждением. Сережа с завязанными глазами различал купюры всех достоинств и забавлялся с долларами, отделяя их от рублей. К тому времени мальчиком заинтересовались органы. Из высшей школы милиции приехал сотрудник с камерой фиксировать эксперимент. Семиволос нюхал деньги и через несколько секунд говорил, где настоящая, с шестью степенями защиты купюра, а где фальшивая. Аппарату для этого требуется как минимум две минуты.
       Специалисты из экспертно-криминалистического отдела УВД Саратовской области привезли несколько чистых носовых платков. Их не носили в кармане до тех пор, пока они приобретут запах владельца, их не теребили в руках, они были ничьи. И только на одном из платков остались отпечатки двух пальцев экспериментатора. Платки подносили к носу мальчика поочередно — пинцетом. На третьем Сергей остановился: «Это он».
       И появилась у парня мечта: служить в милиции. Старшие товарищи обнадежили — дескать, вырастай, получай образование и приходи... Твое желание да наши возможности... Забрали камеру и уехали.
       
       
Про саратовского феномена узнали в столице, позвали, наградили десятком дипломов и занесли в книгу «Диво» — русскую книгу рекордов. С тех пор в каждом новом издании Сергей появлялся с новыми достижениями.
       В фильме «Человек дождя» Дастин Хоффман с братом считал карты. В Книге рекордов Гиннесса встречается похожая история — о некоем Крейтоне Карвелло, который мог запомнить последовательность карт в шести отдельных колодах. Когда проводился эксперимент, Карвелло сделал всего четыре ошибки, причем 139 карт подряд назвал верно. Речь шла об уникальной зрительной памяти.
       У Сергея обнаружилась новая способность: «читать» на расстоянии — видеть карты насквозь. Играя с ним, прятать веер, закрывать рукой, отворачиваться бесполезно: при любом раскладе Сережа видел, что там, на руках у соперника.
       Прознав про эти фокусы, пришли к Семиволосу какие-то люди, готовые выложить тридцать тысяч долларов за ночь в казино. Но не вышло ничего у буржуинов проклятых. Не сломили они нашего парня.
       По телеку прогнали сюжет: китаянка зажимает в кулаке бумажку и через пять минут говорит, что за рисунок на ней — как правило, простая геометрическая фигура. Представьте, что воздушного гимнаста-эквилибриста просят на земле сделать кувырок через голову. Раз плюнуть. За пять секунд Сережка опыт этот повторил, даже не коснувшись бумажки. Отец придумал другое испытание: намалевал карандашом рисунок и стер ластиком. Этот бумажный лист сын зажевал. Выплюнул и, не задумываясь, ответил, что там было нарисовано. Переплюнул, словом, китайскую девушку.
       Через несколько дней китаянка оказалась в США. А Сергей не смог поступить в юридический, ибо не нашлось у семьи необходимых инвестиций. Пошел в ветеринарный, где работает отец.
       На экзаменах, впрочем, было легко. Пришел, «отсканировал», вытянул нужный билет, ответил. Один препод фишку просек. Четыре раза закапывал билет и заставлял брать снова. Сергей, не будь дурак, тянул один и тот же. Утомил, словом.
       Временами семья каталась в Москву: презентации, дни города, телепередачи. Была одна такая на ТВЦ — «Мои дорогие». Как обычно, стали просить продемонстрировать способности. Ведущий придумал особое условие. Положил карту в карман мужчине. И выстроил за ним 10 человек — разной комплекции, веса и роста. Семиволосу нужно было сказать, положив руку на плечо последнему из стоящих, что за карта у первого в кармане. Ну как... Плевое дело. Такие не ошибаются.
       
       
В конце шестидесятых в СССР появилась феноменальная женщина Нинэль Кулагина. Она вращала вертушку под стеклянным колпаком в лаборатории и перемещала предметы. Изучавшие ее академики, маститые ученые, доктора наук подписали протокол: Кулагина «демонстрирует не фокус, а необъяснимое пока явление природы». Это видела вся страна. Только недавно выяснилось, что дама прятала в нижнем белье, в обуви магниты...
       Телекинез до сих пор изучен мало. Способности Сергея не изучены вовсе. Никто уже не говорит, что все его штуки — фокусы. Ждут новых достижений. Его особый нюх и магнетизм (110-килограммовая плита на груди) уже никому не интересны. Сережины родители, к слову, оба притягивают к себе металлические предметы.
       Пару лет назад сын обнаружил у себя двойное альтернативное зрение. Парень может читать любыми частями тела: руками, ногами, локтями, коленями, спиной. Он с закрытыми глазами повторяет рисунок из книги, которая лежит у него под ногами. Опять же на экзаменах: учебник под стол, скинул ботинки — сиди, читай.
       Семиволос-старший пошел к чиновникам, отвечающим за здравоохранение: дескать, сын хочет научить слепых людей читать руками. Книжек Брайля все равно не хватает. Вызвали обоих на ковер. Слушали, соглашались, проверяли. Клали под руки, под ноги бумаги с текстом, рисунками. Какой-то гад подложил под ступню Сергею икону. На десять минут парень ослеп и оглох. Откачали. Поняли, что и правда, тут божественный промысел. Но в помощи отказали. Мол, нет у него медицинского образования. Вот будет — центр создадим.
       У них есть возможности. Но нет никакого желания.
       Фиг с ним, с медицинским образованием, — Серега и так все видит. Стоит человек напротив, а он ему: «У вас из одного «кармашка» в сердце плохо вытекает кровь». Человек подтверждает — правда, барахлит митральный клапан. Или приходит к Сергею бабушка, скрипит суставами. Парень посмотрит, руками поводит — боль заговорит. На следующий день старушка скачет, как дикая лань. И соседи рассказывают, сама слышала: лечит лучше Кашпировского, а воду заряжает лучше Чумака. А еще сидит в комнате и говорит, что мама делает на кухне.
       Недавно поспорили с отцом на пятьдесят рублей, что Сергей вырубит телевизор в соседней комнате. Сын выиграл полтинник. Как у парней в деревне начинают гаснуть телеки — значит, Серега приехал.
       
       
Семиволоса давно могли бы занести в Книгу рекордов Гиннесса, но не придумали еще такой номинации. Есть достижения человека — все самое длинное, дорогое, большое, быстрое. То есть нормальное и поддающееся объяснению. А паранормального и необъяснимого нет.
       Помните Стивена Кинга и его «Воспламеняющую взглядом»? Фантастика, знаете ли.
       А Сергей между тем научился усилием мысли вырубать пробки. Его бы энергию — да в мирных целях...
       
       Виктория ЧУТКОВА, Саратов
       
28.09.2000
       

Отзыв

№ 51
28 сентября 2000 г.

 Обстоятельства
Мазь от угрызения совести
Вокзал для одних
Проспект Кутузова или кутузка? История одного «покушения» на президента
 Подробности
Власть еще теплая, а мы остыли
Деньги, вперед!
 Власть и люди
Борис Зубицкий: «Совсем я не олигарх»
Министр природных ресурсов отвечает на наши вопросы
Гонки по вертикали власти
 Четвертая власть
«Папы Карло» с Королева, 12
Первый лауреат премии ТЭФИ-2000 - политкорректность
 Свидание
Ирина Алферова: «Женщина охотнее теряет разум, чем любовь»
 Сюжеты
Кассетная бомба «Филипс»
Иногда Рузвельт пахнет Вашингтоном
 Библиотека
Г. Маркес. «Счастливое лето госпожи Форбс»
 Культурный слой
Геннадий Хазанов. Пристрастия
«Человеку» - 25
29 сентября - юбилейный концерт Исаака Шварца
Вечер памяти Д. С. Лихачева


 Ведущий номера:
Георгий      
РОЗИНСКИЙ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100