NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПРИСТРАСТИЯ
Михаил ЛЕВИТИН, режиссер театра «Эрмитаж»
       
       
В сентябре 1982 года вся Москва была взбудоражена постановкой московского театра «Эрмитаж» «Хармс! Чармс! Шардам! Или Школа клоунов» по Даниилу Хармсу. От Садового кольца к театру «Эрмитаж» (тогда — Театру миниатюр) тянулась пятитысячная очередь. И вот спустя 18 лет — второе обращение режиссера Михаила Захаровича Левитина к творчеству Даниила Ивановича Хармса...
       Ничего необычного — по крайней мере для меня — в возвращении к Хармсу нет. В новом спектакле-заклинании «Белая овца» заняты Дарья Белоусова — мой любимый мастер, Ирина Богданова — моя любимая стихия, Юрий Беляев — его многие знают по работе на Таганке, Евгений Герчаков, с которым мы долго строили театр, семь лет назад он ушел и вот снова играет у нас. Моя дочь Ольга Левитина, ученица и актриса Петра Фоменко, пришла играть и ко мне — это вдвойне приятно.
       С Хармсом всегда происходят вещи прелюбопытные. Непонятно, что из театрального Хармса смешит зрителя. В новом спектакле есть два монолога, совершенно жутких и странных, — скорее всего, именно они и будут самыми смешными: взаимодействие текста и зрителя всегда непредсказуемо. Ни Любовь Полищук, ни Роман Карцев, игравшие в первом составе «Школы клоунов», не предполагали, что это будет смешно. Жванецкий так до сих пор и не понял, чего же там такого веселого.
       Для меня этот спектакль тревожен. Мы толкаемся в человека — это, безусловно, вызовет отторжение у того, кто не хочет, чтобы у него душу трогали. Другие... посмотрим... Абсурд — это слово не применимо к Хармсу. Скорее уж деформация жизненного пространства. Мир воспринят им магически — свой арест он связал с тем, что сундук в коридоре передвинули немного правее. Хармс не идиотичен, но нелеп, как сама наша жизнь. Его тексты — как филигранная фотография жизни 30-х годов, и с тех пор в жизни нашего человека ничего не изменилось, разве что в еще более эксцентрическую сторону. Как в рассказе «Сундук» — женщина спрашивает незнакомца за дверью: «Кто вы? Кто вы?». Но — впускает его!!!
       Обэриуты — очень простые, очень ясные ребята, не заумники, не абсурдисты, это мы с вами очень смещены.
       Посвящение спектакля памяти Олега Ефремова — это тема отдельного разговора. Прямого отношения Даниил Иванович к Олегу Николаевичу не имел. Часто он к нам не ходил, я не был любимым режиссером Ефремова. Но у гроба родственники сказали мне, что последние записи в его дневнике были связаны с моей книгой.
       Этот спектакль о том, как не умереть. Ну да, но — не так. Еще и поэтому — Ефремову. Сейчас, когда начнутся проблемы в культуре, мы очень четко поймем, кто бы мог встать на защиту, чье слово было действительно весомым.
       Спектакль построен на огромных зонах тишины. Мне нравится сейчас в нашем театре, я знаю, как в нашем театре нужно ходить, шептать, любить. В смысле музыки спектакль вообще очень странен. Я никогда раньше не писал музыку, но последние два года ко мне сначала приходит музыка, а потом композиция. Всю оптимистическую часть взял на себя композитор Андрей Семенов, и еще «немножко» помог Иоганн Себастьян Бах — любимый композитор Хармса.
       Давид Боровский — гениальный реформатор сцены. Кроме Шнитке, с которым я познакомился через Боровского, я не знаю другого такого гениального человека. Тончайший мыслитель, он бесценен. Он будет ставить и следующие наши два спектакля: пьесу Маркеса (в ноябре писатель приедет в Москву и будет регулярно появляться в театре) и оформлять спектакль по пьесе Жванецкого.
       В своей книге, выходящей в ноябре в издательстве «Текст» (22 авторских листа), я не пишу о театре — я занят любовью. Я понял, что можно заниматься ею на высочайшем уровне. Когда я недавно читал парижский вариант «Темных аллей», я понял, что и в 70 лет можно восстановить чувственную сторону жизни, и как восстановить!
       ...Я уйду, если перестану быть интересен, если мой театр-дом вдруг перестанет быть домом. У нас никогда не было и не будет никакой потребы улице, никакой потребы политике.
       И начинают приходить сильные мира сего, интересоваться: а что он там такое ставит, а как он без нас обходится? Обхожусь.
       
       
21.09.2000
       

Отзыв

№ 49
21 сентября 2000 г.

 Обстоятельства
Россия от горя до горя
Заявление Общественного совета НТВ
10 лет Россия демонстративно игнорирует ООН в вопросах защиты прав детей
 Подробности
Курс рубля к рублю на территории Российской Федерации
Выкуп конституционных прав
Дело о покушении на Тулеева близится к завершению
Войны начинаются под генеральским ковром
 Расследования
И вновь "ФСБ. Гексоген. Рязань". История одной фальшивки
 Власть и люди
Чеченцы - это евреи сегодня
 Власть и деньги
Наперсточники из "Центр-Инвеста"
 Специальный репортаж
За 80 у.е. вокруг света. Когда кончился поезд, стало нечего ждать
 Общество
Поиск виновынх во взрыве на Пушкинской сузился. До размера глаз
 После выборов
Почему запад проснулся? Его разбудили неудачи Путина
 Четвертая власть
Чей голос играет в ящике?
 Свидание
Олег Лундстрем: Там где у вас север, у нас - Дюк
 Сюжеты
Скаут - это озверевший пионер
 Библиотека
Габриэль Гарсия Маркес. Счастливое лето госпожи Форбс
 Культурный слой
Михаил Левитин. Пристрастия
"Дядя Ваня" из Карелии
Неизвестное кино мастеров
Дом художника, или храм искусства


 Ведущий номера:
Георгий      
РОЗИНСКИЙ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100