NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Аркадий МАМОНТОВ, специальный корреспондент РТР:
Я СПРОСИЛ АДМИРАЛА, ПОЧЕМУ ОН ВРАЛ МНЕ. А ОН: «ДА ПОЗОР-ТО КАКОЙ!»
       
       Катастрофа АПЛ «Курск» в Баренцевом море стала едва ли не первым поводом для ожесточенной критики нового президента. В число критиков попали и те, кто до сих пор к нему благоволил, включая ОРТ и пропрезидентские газеты. Общественное мнение разделилось: кто-то считает себя вправе требовать от власти ответа, кто-то полагает поведение властей политической спекуляцией на всеобщей беде. Политика вышла на передний план из-за отсутствия у большинства СМИ достаточной информации о ходе спасательной операции, в чем многие увидели угрозу свободе слова, — «единственным допущенным к информации» журналистом оказался специальный военный корреспондент государственного ТВ Аркадий МАМОНТОВ
       
       — Как вы попали на крейсер «Петр Великий»?
       — Рассказываю, чтобы никто не думал, что государственное телевидение воспользовалось какими-то привилегиями. Я улетел в Мурманск еще во вторник, 15 августа. В самолете встретил коллегу из телекомпании «Мир» с передающей аппаратурой — комплектом «fly away». Они летели обеспечивать своим клиентам прямой эфир. Тарелка прилетела отдельно, мы не знали и не думали про нее, когда вылетали! Информации — ноль. Ее никому не давали — ни ОРТ, ни НТВ, ни гостелевидению. Никто ничего не говорил. Значит, нужно было во что бы то ни стало попасть на корабль.
       Теперь говорят: Мамонтов пролез, потому что он с гостелевидения! Не надо врать! Я как корреспондент НТВ пролезал туда, куда не пускали государственный канал! В первые три дня все могли попасть на крейсер! Надо было посылать опытных людей, которые имеют завязки с армией! А сначала в Мурманске не было ни Олега Грознецкого с ОРТ, ни Евгения Кириченко с НТВ — старых военных корреспондентов, которые умеют работать в таких условиях. А я стал звонить одному военному, другому, третьему, Игоря Дыгало просто достал, тряс губернатора, потом командование Северного флота. Никакой помощи от Путина не было! За эти слова я отвечаю — я сам всем звонил! В конце концов командующий Северным флотом Попов дал разрешение пустить нашу съемочную группу на корабль.
       — Какую-то роль слова «государственный канал» все-таки сыграли?
       — Власть, конечно, сыграла свою роль. Но если бы чиновников не трясли, то и нас бы не пропустили, государственные мы там или негосударственные. Никакой тут политики нет, я убежден. Чисто журналистская проблема. Прошляпили. Это, безусловно, вина главного редактора, его заместителя и выпускающего — людей, ответственных за информационное поле. Можно было просчитать ситуацию заранее — видно же было, что это событие мирового масштаба!
       — А вы как вычислили?
       — Чутье! Плюс школа НТВ за плечами, там же работают профи, которые информацию чувствуют!
       — Почему же другие не пробились следом за вами?
       — Не понимаю. Мне не стыдно за то, что я там был один. Я сделал свою работу. У меня там чуть оператор не погиб — чуть не упал с двенадцати метров в море...
       — Как вы думаете, почему Путин дал РТР такое официальное интервью — в официальном кабинете с флагом, где сидел уже не столько президент всех россиян, сколько главный политик страны?
       — Он дал это интервью не только государственному каналу, а скорее мне в лице государственного канала. А в Видяеве люди не шоу ждали, а ждали президента. Убитые горем люди увидели в Путине адекватного человека, который хотя бы говорит нормально.
       — Почему вы его в интервью не спросили, отчего он не прилетел в Москву немедленно, а гулял отпуск в Сочи?
       — Да я как-то даже про это забыл. Меня больше интересовало, что будет с экипажем и их родными. Уже было не важно, когда он вернулся из Сочи... Президент не мог сразу мне полно ответить, до того, как будет завершено расследование. Есть смысл мне или другому корреспонденту позже встретиться с ним и поговорить еще раз. Политики обязаны сейчас говорить народу правду. Но пока я был на «Петре Великом», политика вообще, Путин и Касьянов интересовали меня в последнюю очередь.
       — То есть от Путина в море мало что зависело?
       — Разве нет? Можно к нему по-разному относиться, но ведь он все-таки приехал в Видяево! Пусть поздно, но приехал! Смог бы тот же Ельцин так сделать? Не знаю.
       — По-вашему, заниматься политикой на месте гибели лодки некорректно, но даже Путин в интервью вам все время говорил о политике!
       — Это страна такая. Люди все время занимаются политикой, везде. Но сейчас главное — не политический рейтинг. Главное, чтобы президент Владимир Владимирович Путин и прочие политики сейчас сдержали слово. Достали лодку и провели гласное расследование. Народ не знает, что такое политический пиар, но народ должен знать все про эту лодку! Это вопрос чести.
       — А ваши собеседники говорили вам правду? Вы никого не ловили на сознательном вранье?
       — По-разному. Для военных наше появление было шоком. Немедленно потребовали собрать манатки и вернуться на берег. Потом еще раза два нас выгоняли — после сообщений, что прекратили подводники стучать или что норвежцы быстро открыли люк. Когда мы прилетели на крейсер, там не было ни одного контрразведчика, ни одного фээсбэшника, они нас прошляпили. Потом они нас настигли и просто замучили с какой-то лодкой, то ли секретной, то ли нет, которую мы случайно засняли. Информацию от меня никто специально не скрывал. Я ходил по кораблю, разговаривал с моряками. Военный есть военный, ждать от него откровенности, как от гражданского, не приходится. Но процентов восемьдесят того, что они знали, я думаю, они нам говорили. Что-то, безусловно, умалчивали.
       — Однако некоторые ваши сообщения те же военные немедленно опровергали!
       — Да потому что информация была у меня раньше, чем у них! Они сидели в Москве, а я на крейсере. Врали от нищеты. Флот доведен до такого состояния, что спасатели буквально рисковали жизнью, пытаясь что-то сделать на старых, рассохшихся аппаратах, которые с восемьдесят лохматого года не использовались. Не было ни болтов, ни ключей, ни запасных деталей. Это норвежцы привезли с собой специальную мастерскую, где немедленно изготовляли необходимые инструменты. А у нас не было ничего, только люди, которые лезут на сто метров с риском для жизни, чтобы спасти своих товарищей. Слава богу, никто из спасателей не погиб. Все было на грани.
       И поэтому какие-то вещи я им прощал. Один адмирал мне в камеру врал. У меня была одна информация, он мне говорил что-то совсем другое. Я его вечером спросил: «Что ж ты мне говоришь?!» А он мне: «Да ведь позор-то какой...»
       Мы обратились по телевизору к властям с просьбой привезти на корабль сигареты. Их привезли как гуманитарную помощь и стали продавать на крейсере в ларьках — матросам, у которых нет денег! И этот мичман-спекулянт ведь до сих пор служит и будет служить на корабле!
       — Вас не удивила та едва ли не ярость, с какой журналисты других телеканалов говорили об РТР? «Единственный допущенный — государственный телеканал» звучало как пощечина.
       — Если честно, не ожидал такого. Повторяю — на мой взгляд, это не политика, это чисто журналистская проблема!
       — Газета «Сегодня» обвинила руководство РТР в том, что они предпочли воспользоваться услугами немцев, журналистов «натовского государства», лишь бы не пустить на встречу с президентом НТВ.
       — Я не знал, чья там тарелка. И к этим дрязгам отношусь абсолютно спокойно. Я обязан и благодарен Олегу Добродееву, Татьяне Митковой, Евгению Киселеву, Михаилу Осокину и Григорию Кричевскому. Я с ними проработал много лет. Эта пятерка меня воспитала как журналиста. Из-за этой грызни каналов мое отношение к ним не изменится. И Женя Кириченко, и Олег Грозницкий — слишком много вместе съедено соли, чтобы я обижался на эмоциональные выпады коллег. Ну прошел бы Женя первым — я бы порадовался. Человеческую дружбу никакая работа не перечеркнет, что бы они ни говорили.
       — Еще РТР упрекают в том, что эксклюзивными своими пленками канал якобы ни с кем не делился, чего никогда раньше не было.
       — Зажимали пленку? Во-первых, запись можно просто своровать на этапе перегонки, потому что сигнал не закодирован. И появлялись наши съемки на других каналах — без всяких ссылок на моего оператора! Написали бы хоть «съемки оператора Игоря Белокопытова». Еще и норвежцы подходили, предлагали деньги, чтобы пленку в Осло перегнать сначала!
       — Утверждают, что из записи выступления Путина вырезаны самые эмоциональные моменты...
       — Не было такого! Я сам резал пленку. Да, родственники просили, чтобы отдельные моменты не показывали — потому что мат стоял! Не было цензуры, я вам слово даю! Была бы цензура — ее бы видели, и не только немецкие журналисты, а и все остальные бы видели!
       Если бы была цензура, никто бы мне не дал показать, как норвежцы за минуты делают нужный спасателям ключ, которого у нас нет! Ведь этот ключ лучше всяких моих слов показывает, на какую глубину мы опустились.
       
       Спрашивала Мария ЖЕЛЕЗНОВА
       
28.08.2000

Отзыв

№ 42
28 августа 2000 г.

 Обстоятельства
Все хотят выть. Но по разным причинам
Они погибли за Родину, а не из-за
А за него остались "пацаны"
 Подробности
Чиновники Лубянки и минсвязи РФ легализуют правовой беспредел
 Расследования
"Мы тут - тушенка" - 2
Признания выбивают пытками
 Власть и люди
Волков, на выход! С вещами
 Общество
Война на вырост
Без вести пропавшие и без совести живущие
 Четвертая власть
Телепартийность 2000
Евгений Кириченко: В России нет свободы слова!
Аркадий Мамонтов: Я спросил адмирала, почему он врал мне
 Регионы
Русскую красоту спасают в Германии
 Точка зрения
Я бы в армию пошел, но…
 Сюжеты
Загадочный русский душ
 Спорт
Повесть о настоящем спортсмене
Слава, Фетисов!
 Культурный слой
Евгений Евтушенко. Как нас обували
От тюрьмы до сумы
Возвращение "Маленькой княгини"
Раменское - это Вудсток?
Возрождение резной иконы


 Ведущий номера:
Анатолий 
СТЕПОВОЙ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100