NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ОБРУБОК ВОЛШЕБНОЙ ПАЛОЧКИ
С 1 января 2000 года англичане отказались от фута в пользу метра. И правильно сделали: их фут был поддельным
       
       У Федора Годунова-Чердынцева, молодого человека, жившего в двадцатых в берлинской эмиграции, есть восьмистишие, которое... Впрочем, сначала стихи. Почти детские на фоне ходасевичской «Европейской ночи», тишайшие рядом с протуберанцами цветаевской лирики, но при этом самые чистые и звонкие:
       
       Однажды мы под вечер оба
       стояли на старом мосту.
       Скажи мне, спросил я, до гроба
       запомнишь вон ласточку ту?
       И ты отвечала: еще бы!
       И как мы заплакали оба,
       как вскрикнула жизнь на лету...
       До завтра, навеки, до гроба —
       Однажды, на старом мосту.
       
       Лет двадцать назад эти стихи нелегально пришли в Россию в исполнении их автора (какая-то американская студентка, увлеченная пафосом старенького профессора, еще в пятидесятых записала на магнитофон одну из его лекций). Лекция была по-английски, а собственное стихотворение «Ласточка» профессор приводил как пример звучания русских стихов.
       Французское грассирование вкупе с овальным английским «т» («Стъояли на стъаром мостъу») и русское «а» нараспашку (при том не на своем месте, ведь «...еще бА!», поэт точно рифмовал с «заплакали оба»), отдавали едким дымком ностальгии и легкой мистификации.
       Заплакать над этими стихами мне придется много позже. Случится это на том самом, описанном у Набокова мосту, в собственном его имении Рождествено, подожженном подонками 9 апреля 1995 года. Причиной станет не сам пожар и даже не гибель дома: я шел через пожарище, и рядом с обугленной (потому как была деревянной) античной капителью набоковского дома хрустнуло под ногами ставшее от огня керамическим ласточкино гнездо...

       
       На мосту культур тянет паленым. Ведь археология — это всегда слой пожара.
       Десять лет археологи старшего поколения почти не копают, а значит, не учат копать студентов. Для науки это катастрофа. Дело всерьез идет к тому, что историю в школах заменят изысканиями «народного академика» Фоменко, доказывающего, что никакой истории не было. Новгород — это Ярославль, Батый — искаженное «батька», а все летописи сфальсифицированы в XVI веке.
       Сколько раз я слышал от разных исследователей, что в фондах и музейных запасниках, насчитывающих сегодня почти сто миллионов единиц хранения, если покопаться, можно найти хоть НЛО, хоть машину времени...
       А прошлым летом сам и нарвался.
       В запасниках Староладожского музея-заповедника я просматривал коллекцию археологического дерева. В тот день я уже не ждал никаких сюрпризов: накануне удалось обнаружить древнейшее изо всех мыслимых изображение змееподобного языческого бога Велеса. Это был деревянный крюк, вставляющийся в стену избы. По-нашему — вешалка. Евгений Рябинин нашел его в слое 780-х годов и принял эту фигурку за «уточку». Но у утки голова заканчивается клювом, а тут вместо клюва — тяжелая челюсть змей-горыныча.
       Машинально освобождаю из мягкой обертки и вновь запеленываю в нее обломки деревянных детских мечей Х века (мы сами делали такие в детстве), перекладываю фрагменты домашней утвари и музыкальных инструментов, а сам думаю о том деревянном крюке...
       И вдруг — обыкновенная палочка с тремя аккуратно нанесенными делениями какой-то мерной шкалы. Проще — измерительная линейка. Заглядываю в музейное описание, где указан размер градуировки, и начисто забываю про своего змей-горыныча.
       Линейку эту нашел на Варяжской улице в слое конца Х века археолог Валерий Петренко. Лежала она среди разгромленного в 991 году языческого святилища. Это былинный Добрыня, крестя Ладогу, искрошил в щепу мечами и боевыми топориками идолов, а вместе с ними и все, что там находилось.
       Вот и линейка не избежала казни. И обрубок волшебной палочки продолжал свой полет (уже во времени), чтобы без малого через тысячу лет попасть в руки археолога, а еще через четверть века — в мои.
       Петренко понял, что этот обрубок — фрагмент мерной линейки. А хранительница археологических фондов Староладожского музея Зоя Дмитриевна Бессарабова измерила ее деления. Их три, и каждое в среднем по 2,59 см.
       Если в целой палочке было двенадцать делений, то величина шкалы лишь на два с половиной миллиметра была длиннее древнегреческого фута. Того самого, которым в середине V века до н. э. был размерен Парфенон. Значит, на языческом святилище в Старой Ладоге до 991 года сидели волхвы, которые творили свои требы и жертвы, но при этом пользовались античным футом: договор Олега с Византией был подписан за восемьдесят лет до разгрома святилища Добрыней, и заморский фут был нужен волхвам, чтобы измерять ну хотя бы ценившиеся тогда на вес золота греческие ткани.
       В Москве дозваниваюсь до исследователя архитектуры Кирилла Николаевича Афанасьева. Ему за девяносто, но голос бодр и внимание к моему сюжету неподдельное.
       — Кирилл Николаевич, вы написали монографию о греческом футе на Руси, но ни в ней, нигде еще я не читал, чтобы он, как английский, делился на двенадцать дюймов. А вы слышали о греческом дюйме?
       — Никогда.
       Размер греческого фута был установлен, когда в начале ХХ века исследователи померили короткую сторону каменной плиты, на которой стоит Парфенон. В ней сто футов.
       Но куда тщательней, чем ширину основания, античные мастера должны были вымерять высоту колонн. Все колонны должны быть строго одинаковыми, ведь на них лежит фриз.
       Высота ствола колонн у Парфенона — 9,570 м. Это 31 фут по 0,30871 м.
       Никогда не думал, что русская поговорка «Семь раз отмерь — один раз отрежь» — это о греческом футе. А о чем же еще, если семь древнегреческих футов точно равны одной так называемой большой сажени?
       Расчистив площадку будущего храма, архитектор должен был изготовить набор из девяти пропорционных тростей. Семь раз отложив поясок с эталоном греческого фута, он получал мерную линейку со шкалой в одну большую сажень. Остальные выводились из нее геометрически.
       А исчезла эта система в одночасье, когда государь Алексей Михайлович одним росчерком пера ввел вместо большой сажени «казенную».
       Алексей Михайлович очень хотел торговать с Англией и потому решил привязать систему русских мер к английской.
       Если раньше семь греческих футов составляли большую сажень, то теперь велено было семь раз отмерить английский фут. Английский фут — это тот же древнегреческий. Только на неполных четыре миллиметра короче.
       Отмерили и отрезали. И получили казенную сажень в 2,13 м. Что на три сантиметра короче древнерусской большой сажени.
       И когда новую сажень встроили в старинную систему, система рухнула. Хотя этого никто не заметил. Просто перестало работать встроенное в старинную систему золотое сечение и перестали «звучать опоры». Другими словами, архитектура перестала быть человекоподобна.
       Пропорции указом не назначишь. А потом и вовсе начали пользоваться французским новомодным изобретением — метром.
       Так мост культуры, соединявший Россию с Древней Грецией, был обрушен на самом закате русского средневековья. Начиналось новейшее время — эпоха технологического прогресса, социальных и прочих революций, эра сомнительной самодостаточности разума.
       С падением саженной системы архитектура лишилась инструмента для пропорционального проектирования. Лишь в ХХ веке Ле Корбюзье, ничего не зная о саженях, изобрел «Модулор» — упрощенный и практически неработающий вариант саженной системы.
       То, что длина английского фута была на неполных четыре миллиметра меньше греческого, на глаз совершенно незаметно. «Обмер» покупателя обеспечивал британским производителям шерстяной ткани выигрыш в один фут на семьдесят девять греческих.
       Вот и староладожская мерная трость с греческим футом, которую я обнаружил в музейных запасниках, тоже неидентична античному эталону. Только фут, которым в конце Х века пользовались русские волхвы, был не меньше, а больше греческого. Русский «обмер» — всего на 2,5 мм с фута! — был еще менее заметен, чем британский, а мера с тончайшими и на удивление аккуратными резами одним своим видом должна внушать не подозревающему о подвохе даннику уважение.
       Волхвы измеряли не отпускаемую, а принимаемую ими ткань — драгоценные ортомы, япончицы, паволоки, аксамиты «и всякие узорочья» (список из «Слова о полку...»), которые привозили купцы из Византии. Очевидно, что они не продавали ценимые на вес золота «узорочья» (тогда их фут был бы тоже меньше эталона) и не покупали их (товар измеряет продавец, а перемерять купленное меньшим футом — абсурд), но принимали дань от тех же купцов за зимовку их морских кораблей в устье Ладожки или просто за право преследовать по Волхову. В свою пользу они выгадывали один фут на ста двадцати пяти.
       Можно сказать, что ладожские волхвы были в полтора раза честнее британских ткачей. Впрочем, они и жили на полтысячелетия раньше.
       Я держу в руках обрубок волшебной палочки из первой русской столицы, и мне кажется, что стоит лишь взмахнуть ею, и Мост Культур будет восстановлен. Но включаю телевизор и слышу, что англичане отказались от фута.
       Англичан, конечно, жалко.
       
       P.S.
       Новая сенсация с берегов Волхова: у впадения в него речки Любши под славянской каменно-земляной крепостью середины VIII века археолог Евгений Рябинин обнаружил древнейшее из всех известных в Европе финское поселение. Вещи, найденные в культурном слое — серповидные ножи и посоховидные булавки, — относятся к римско-скифскому времени. Только что в лаборатории Института материальной культуры РАН Ганна Зайцева закончила серию радиоуглеродного анализа привезенных с Любши углей. Древнейшая из дат — III век нашей эры. Спасибо фирме «Атомтехэнерго» и Горбачев-фонду за помощь Ладоге.

       
       Андрей ЧЕРНОВ
       
22.05.2000

Отзыв

№ 20
22 мая 2000 г.

 Обстоятельства
Немного народа в большом населении
Гибель под грифом «Секретно»
Олигархи из ФАПСИ
 Подробности
$ 850000 - для губернатора?
«Семья» и семь «я» Путина
Был и. о. президента, стал и. о. Ельцина
 Расследования
«Самоволкой» в Сочи теперь увлекаются куда чаще, чем в армии
 Власть и люди
Как Путин стал автором итальянской газеты
 Власть и деньги
Встретим Клинтона большим долларом
 Общество
Был убит, но почему-то не умер
 Геополитика
Политика не в фокусе, а на перефирии сознания
 После выборов
У дитя появились семь нянек
 Четвертая власть
Домжуру - 80. На пенсию юбиляр не собирается
С моста можно сбросить что угодно
На кнопку разрешили не нажимать
Теперь Гусинского охраняют только «менты»
Теленовости от…
Собеседник на четверых
Телезритель недели: Лариса Васильева
 Наука
Обрубок волшебной палочки
Мы с тобой одной крови
 Свидание
Стихи Иосифа Бродского. Публикуется впервые
 Сюжеты
Хиромантия войны
Детский взвод майора Афонина
Дама с задачкой. Училка из Сибири - 2
 Спорт
«Прописки» не будет?
 Культурный слой
Шейлок с компьютером
Хроника трехсотлетней войны
Европейская ночь в картинках
Фотоувеличение чувств
Второй «Брат» похож на первого только лицом
Ссылка на детство


 Ведущий номера:
Олег           
ХЛЕБНИКОВ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100