NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Наташа КОРОЛЕВА:
ЕСЛИ БУДЕШЬ АБСОЛЮТНО ПРАВИЛЬНОЙ, ТЕБЯ БУДУТ СЛУШАТЬ ЕДИНИЦЫ
       
       Вот уже целых десять лет во дворцы спорта разного калибра набиваются поклонники глазастой киевлянки, которая душещипательно поет про дельфинов с суицидными наклонностями, желтые цветы, маленькие и большие страны, постукивая в такт экзотическими кастаньетами. Эстеты просто отдыхают. «Прелесть, какая глупенькая». От интервью, признаться, мы многого не ждали. Мудрость редко прикрывается кукольными ресницами.
       Офис четы Королева — Николаев разместился на шестом этаже гостиницы «Пекин». Я не сразу разглядела Наташу в стайке танцовщиц. Джинсовая рубашка скрывала известные миру прелести. Оказывается, она замечательно пластична, чего не разглядеть в концертной кутерьме.
       «Вы ко мне?» — в глазах интерес. Поймав кивок, юркнула в ближайшую комнату. Из соседней нарисовался Игорь Николаев.
       «Никто не видел Русалку без Дельфина, это не утомляет?» — спросила я. «Чуть-чуть — не считается... теперь мы с тобой друзья... Чуть-чуть не влюбилась я...» Это же было?
       Она по-детски надулась. «Мы будем говорить на разных языках», — как отрезала. Но она, оттаяв, продолжила.
       — У него уникальная способность — придумывать ситуацию. Он всегда пишет для конкретного человека. И своими песнями выстраивает жизненный путь исполнителя так, что зрители верят — с артистом на самом деле все это происходило. Кто усомнится в правдивости Иры Аллегровой, когда она поет «Странника» или «Фотографию 9 на 12». Игорь мог написать «Маленькую страну» для кого угодно. Но он сделал ее для меня. Потому что угадал во мне что-то детское. Понял, что должно звучать из моих уст. И, кроме него, никто пока не принес мне мою песню.
       Пока я разглядывала желтые диваны и электрически синие абажуры (случайна ли желто-голубая патриотичность?), героиня, видимо, настраивалась на интеллектуальную беседу. На стене висела пошловатая фотография 90 на 120 — Наташа на мотоцикле в пышненькой юбочке ультра-мини. Обычная сценическая перламутрово-рыжая помада. Веселенькие цветочки рассыпаны по кудряшкам. Там, в той жизни, она производила впечатление. Произвела. И вот появилась здесь. Без косметики и рекламной жизнерадостности. Но с дневной усталостью. И стала собой.

       
       — Наташа, мне кажется, вы должны рефлексировать из-за того, что солидная часть публики считает вас попсушницей.
       — Я, конечно, не работаю для эстетов. Я выступаю для массового зрителя. У нас ведь только небольшой процент слушает джаз или что-то авангардно-продвинутое. Остальным нужны мелодичные песни с простыми текстами. Что наша поп-музыка не такая качественная, как западная, это да. Но ведь мы столько лет находились вне течения. Именно Запад диктует главные направления. У русских людей — совсем иное ощущение музыки. Другие интонации, другой ритм. Русский человек хлопает на первую долю, а американец — на последнюю. И это уже в крови. Фактически мы отстаем не потому, что у нас плохие авторы. Просто сейчас время аранжировок. А вся коллекция звуков и ритмов приходит оттуда. Мы только пользуемся. Шер придумала свое «Бэм, бэм, бэм, бэм», и все наши помчались вперед на этом звуке.
       Можно написать замечательную стилизацию а-ля Шер или Бритни Спиарз. Но от этого ты не станешь значительной музыкальной фигурой.
       — Вы сознательно создаете на сцене образ маленькой сексуальной девочки?
       — Я никогда специально не добиваюсь такого эффекта. Видимо, во мне есть врожденная эротичность, которая сочетается с детскостью. Некоторые артисты на своей сексуальности играют. Я этого не делаю. Хотя с большим удовольствием задержалась бы в детстве. Но всегда есть песни, для которых нужно создавать эротичный образ. Вообще все режиссеры говорят, что со мной легко работать. Сейчас в ГИТИСе повышаю квалификацию. Нужна женщина-вамп — пожалуйста. Хотите несчастную сиротку — я к вашим услугам. Но я бы не хотела, чтобы меня отождествляли с моими героинями. В жизни я сдержанная и самокритичная.
       — Но бывают моменты, когда сознаешь — скатываюсь в пошлость?
       — Если вы имеете в виду мои «Подсолнухи» или «Палочку-выручалочку», здесь, конечно, есть элемент эпатажа. Если будешь абсолютно правильной, тебя будут слушать единицы. Но и сама публика меняется. Сегодня она покупается на такие трюки, а завтра они ее неприятно шокируют. Больше того, какой-нибудь большой эстет, посмотрев откровенный ролик, может приколоться и сказать, что это клево. А потом увидеть грамотно сработанный, стильный клип и назвать его плагиатом, мол, у западных сперли.
       — Не испытываете ли вы пуританских комплексов, когда выступаете в откровенных костюмах или снимаетесь обнаженной?
       — Я знаю, на что иду. Вот «Playboy» — замечательный журнал. Там сделали хорошие снимки. Работала со своим фотографом и стилистом. Я полностью контролировала процесс и не допустила бы чего-то вульгарного. А если вы об этой истории с юбкой... Раздули ее, просто ужас какой-то. Нормальная юбка. Ее придумал Валя Юдашкин. Оборачиваешься, а там, грубо говоря, — голый зад. Не то чтобы там вообще ничего не было. Такая прозрачная сеточка, а на ней — кармашки. Легкий эпатаж. Костюм был придуман для клипа «Девичник». Там нужно было так выглядеть. В этом же костюме я работаю на концерте. Публика в восторге. А чем это пошло? Все прикрыто как положено. С размером все нормально. Она у меня не слишком большая и не очень маленькая. Многие модельеры делают костюмы с прозрачным верхом. Манекенщицы прекрасно в них выглядят. Такие вещи покупают богатые люди. Что пошлого в том, что у каждого человека есть попа, грудь? Вульгарность ведь не в этом заключается. У меня нет манеры поднимания юбок или задирания ног. Мне кажется, что здесь все в меру.
       — Десять лет на плаву — это срок. Масса исполнителей появляются и так же незаметно исчезают. Может быть, есть рецепт долгожительства?
       — У меня уже сформировалась своя публика. Кроме того, были оживляющие рывки. После «Желтых тюльпанов» следующая значительная песня появилась только через пять лет. Раньше на мои концерты ходили тинейджеры. Я была чем-то вроде теперешнего «Вируса». Потом — спад. Мне было 22 года, когда Игорь написал «Маленькую страну». Мы даже не могли предположить, что она так повлияет на ход событий. Но это случилось. С тех пор на моих концертах появились дети. А ребенок приводит с собой двух взрослых. Многие певцы мечтают заполучить детскую аудиторию.
       — Чтобы на концерт в качестве груза приходили родители?
       — Нет, просто дети рано или поздно вырастают. Я в детстве обожала «Модерн Токинг». И когда они выпустили ремикс старого альбома, я первая побежала его покупать. Потому что это мои детские впечатления. Если ребенок полюбил тебя — будучи взрослым, он тебя не предаст. Он вырастет, но обязательно будет помнить, что когда-то любил Наташу Королеву с ее «Маленькой страной». Ну и, конечно, у меня расширился возрастной диапазон. Теперь меня слушают и дети, и их бабушки и дедушки. Странно, что до сих пор моего опыта никто не повторил. Это очень выигрышный ход. И дело здесь не в том, что не хотят повторяться. Наши певцы не боятся быть на кого-то похожими. Просто очень легко ошибиться. Ведь нужно, чтобы все совпало. Голос, материал, искренность. Детей ведь не обманешь.
       — Вам никак не мешают политические трения Украина — Россия?
       — Была однажды диверсия. На концерте в Западной Украине вырубили свет. Дело было в феврале. Зрители стояли на улице, два часа мерзли — ждали, когда свет включат.
       А на мое 25-летие вообще случилась история. Я решила праздновать его в Киеве. Хотела выступить с программой на центральной площади. Верховная Рада решала, дать или не дать. Решили не давать. Выделили соседнюю. Самое смешное, что площадь Европейская, на которой я выступала, оказалась более удобной, чем главная — Независимости, и я собрала кучу народа. А после этого концерта украинские команды поняли, что такая корова нужна им самим, и теперь эта площадь пользуется большим спросом. Но факт в том, что вопрос рассматривала Рада. Говорили, что я «кацапська запроданка» (продалась русским. — Прим. автора). Хорошо, что хоть Европейскую дали, а то сорвался бы день рождения.
       — Кого из появившихся исполнителей вы считаете открытием?
       — Мне нравится Дина Гурцкая, Алсу. Интересно работает Анита Цой. У Алсу очень своеобразный, притягательный тембр. Совершенно узнаваемый голос. Хороший репертуар. Она воссоздала то, что у нас когда-то очень любили. Анну Герман. Папины деньги, безусловно, помогли. Но ведь у многих богатые папы и мужья. Алсу становятся не все.
       — А как насчет ажиотажа, который поднялся вокруг Земфиры и Лагутенко? Говорят, они совершили прорыв?
       — Не знаю. В Киеве, например, Алсу собрала 11 тысяч во Дворце спорта, а Земфира — только семь. Я смотрю на ситуацию с другой стороны. Мне нравится то, что делает Земфира. Но по поводу прорыва можно поспорить. Недавно по радио услышала материал Агузаровой десятилетней давности. Он был абсолютно в стилистике современной Земфиры. Интонация, переходы. Я просто обалдела. Тут еще дело в том, что кто-то вовремя появляется, а кто-то раньше времени. Вот Сергей Васильевич Челобанов, например, опередил время. Если бы он появился сейчас, то все эти промежуточные команды, которые не в рок- и не в поп-, должны были бы потесниться.
       — За славу приходится платить?
       — Еще как. Уходят искренние отношения, вера в людей, наивность, радость жизни. Это не значит, что становишься непорядочным человеком. Просто искренность закапываешь в глубину себя. Все настоящие друзья остались в Киеве. И это еще хорошо. Я могла не успеть заработать их там, а в Москве они бы просто не появились. Это не значит, что я ни с кем не общаюсь. У нас теплая компания — мы живем рядом. Вова Винокур, Лева Лещенко, Анжелика Варум с Леней Агутиным. Праздники, шашлыки. Но все равно возникает ощущение одиночества.
       
       Юлия ТАРАТУТА
       
25.05.2000

Отзыв

№ 20 (д)
25 мая 2000 г.

 Обстоятельства
О расстреле знали все. Кто виноват в смерти 19 солдат, сгоревших 11 мая?
 Подробности
Короток век свидетелей
Ну что с тебя взять, народ?
Ровестник в законе
Робинзон провел конкурс красоты
 Власть и люди
Вчерашняя война. Почему министр печати продолжает ее вести
Как вылечить аптеки
 Власть и деньги
Атомный барон. Как Велихов летает верхом на ядре. За прибылью
 Общество
Лампасные мальчики. Чем бездарные генералы лучше бессовестных интеллектуалов
 Четвертая власть
Маша Слоним: Нет никакой «четвертой власти». Это только мечта
 Свидание
Арифметика Даля
Наташа Королева: Если будешь абсолютно правильной, тебя будут слушать еденицы
 Сюжеты
Сердце - это орден, который носят внутри
Жириновский наконец встретился со Сталиным
 Культурный слой
Пристрастия: Валерий Фокин
Индивидуализм не нуждается в индивидуальностях
Когда мир рухнет…
Настя без кавычек

 Информация
ЗАПОМНИ
ПОЗВОНИ
ПОМОГИ

Позвонив и оплатив счет, вы окажите помощь раненым военнослужащим и пострадавшим от террористических актов

10 рублей:
8 (гудок) 809-58-58-010
30 рублей:
8 (гудок) 809-58-58-030
60 рублей:
8 (гудок) 809-58-58-060
28 апреля - 12 июня


 Ведущий номера:
Георгий      
РОЗИНСКИЙ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100