NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

АХМАТОВА НАГОВОРИЛА ЕГО, КАК ПАТЕФОННУЮ ПЛАСТИНКУ
       
       
Эдуард Бабаев «Воспоминания». ИНАПРЕСС, СПб. 2000
       
        «...С ним всегда происходило нечто такое, что касалось каждого из нас. Он мог бы стать поэтом, как мог бы стать и историком, потому что всегда слышал голос времени. Во всяком случае его участь была неотделима от участи его поколения...»
       Это слова Бабаева об однокласснике (м. б. и вымышленном), но по сути — о самом себе. Пафос свидетельства и понимания — главный мотив этих воспоминаний.
       «...Надежда Яковлевна Мандельштам однажды сказала:
       — Анна Андреевна наговаривает тебя, как патефонную пластинку...»
       Поколение Эдуарда Бабаева — промежуточное, с сокровенной биографией. Слишком юные для 41-го и умудренные опытом для 56-го. Похоже, что переломным событием стало «ждановское» постановление 46-го.
       «...За счастье быть собеседником Анны Ахматовой надо было платить... нельзя жить, «ничем не жертвуя ни злобе, ни любви...»
       Чтобы не участвовать в антиахматовской кампании, Бабаев покидает университет. «...Это была трагедия тихая, почти безмолвная...» В это же время Валентин Берестов, друг Бабаева, оставляет поэзию и уходит в археологию. Они не сговаривались. Солженицын через тридцать лет сформулирует — если не имеешь духа открыто бороться с ложью, то хотя бы не сочувствуй. Что и сделали юноши 46-го года. Да будет это нам и сегодня уроком и дружеским советом...
       В эвакуационном Ташкенте неразлучных Берестова и Бабаева звали Бим и Бом. Говорили: один будет поэтом, другой ученым. Причем ученую стезю прочили скорее Берестову («умный нос»). В конце концов вышло наоборот. Филологом, специалистом по творчеству Льва Толстого стал Эдуард Бабаев. По словам современников, невероятно остроумный в жизни, он нигде в тексте не позволяет себе приводить свои шутки и каламбуры (какой контраст с М. Ардовым!). Вообще уводит себя в тень. Максимум — вопрос собеседнику. А собеседники — Ахматова, Н. Мандельштам, Чуковский, Н. Харджиев, А. Толстой, Шкловский, Бабанова, Андронников, Жирмунский, Фаворский, Пастернак...
       «....В ранней юности я получил два мудрых и простых совета, имевших прямое отношение ко всей моей последующей жизни.
       — Вам надо записаться в настоящую большую библиотеку, — сказал Корней Иванович Чуковский.
       — И поступить в университет, — добавила Анна Ахматова.
       Я обещал сделать и то, и другое...»
       Воспоминания Бабаева — воспоминания подростка о взрослых, ученика об учителях. Автор избежал соблазна сочинить «роман воспитания», историю себя на фоне знаменитостей. «Бабаевский» сюжет проходит пунктиром. «...Я слушал то, что говорилось вокруг, с таким увлечением, как будто предчувствовал, что в недалеком будущем на меня надвинется тень глухоты, и потом я уже никогда не смогу ощутить прелесть тихой, доверительной речи, которая вообще не любит «громких слов»...» Представляю, какую бы трагедию накрутил вокруг этого лирический эгоцентрик! А у Бабаева — это чуть ли не единственное упоминание о беде.
       Книга Бабаева — учебник и справочник, даже — краткий свод «заветных» литературных знаний.
       «...— Названия некоторых лучших вещей передаются от поколения к поколению поэтов, как некий завет, независимо от того, попадают ли они в антологию или нет, — продолжала Анна Андреевна. — Мы все учились с голоса... Было кого слушать».
       Я не знал Эдуарда Григорьевича. Но Валентин Берестов постоянно поминал его в разговоре, ссылался на его авторитет. Присутствие Бабаева было всегда ощутимо. Теперь, когда воспоминания обоих напечатаны, заметно и родство, и отличие.
       Берестов — солнечный, восклицающий. Бабаев — сумеречный, вопросительный. Но порой... вдруг промелькнет знакомая интонация, вспыхнет памятное словечко.
       И уж чего нет в этих воспоминаниях, так это отсебятины и домыслов, «жареного», что ныне так популярно.
       «...«рассказы без легенды» — это «литературный факт», который уже нельзя не учитывать... Что же касается «отрицания легенды», то эту мысль чаще всего высказывают именно те, кто сам становится легендой своего времени...»
       
       Андрей АНПИЛОВ
       
10.04.2000

Отзыв

№ 14
10 апреля 2000 г.

 key-obstoyatelstva.gif (7402 bytes)
Угрозы от ЛУКОЙЛа
 key-podrobnosti.gif (6922 bytes)
Путин делает первые ошибки
Дошло!
Немецкие наемники в Чечне?
 key-rassledovaniya.gif (7229 bytes)
Копилка для сребреников
 key-vlast-lydi.gif (7107 bytes)
Топтаться на месте - смерти подобно
Любимая женщина "смольнинского Якушкина" - Владимир Яковлев
 key-obchestvo.gif (6499 bytes)
Клетка для беженца
Кого жалеют и не жалеют на войне
Шторы для страха
Министр-капиталист?
Анатомия наплевательства
 key-geopolitika.gif (6779 bytes)
Может быть, нас объеденит не война, а "Мир"?

То опущусь на дно морское, то поднимусь под облака
 key-4-vlast.gif (7519 bytes)
Все слухи о смерти НТВ из области черного PR
Телезритель недели: Александр Адабашьян
Теленовости от...
Буржуй нашего времени
 key-inostraniya.gif (6627 bytes)
У страха глаза велики. А мозги - маленькие
 key-syuzgety.gif (6288 bytes)
Шпион - находка для шпиона
 key-sport.gif (5884 bytes)
Женщина-вратарь остановит все, что летит, идет, ползет в ворота
Новости от...
 key-kult-sloy.gif (7521 bytes)
Все мы вышли из "Шинели Гоголя, а Норштейн в ней остался
При равнении на государство получается фюрер
Ахматова наговорила его, как патефонную пластинку
Счастливое событие в Марселе
Русские ответы на гамлетовский вопрос
  


 Ведущий номера:
Олег            
ХЛЕБНИКОВ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100