NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПРИ РАВНЕНИИ НА ГОСУДАРСТВО ПОЛУЧАЕТСЯ ФЮРЕР
Обзор толстых — даже в марте — литературных журналов
       
       Появившиеся в марте толстые журналы я начала читать с публицистики — и с удивлением обнаружила, что наши теоретики и аналитики, мыслящие критики и критические мыслители на современность почти не смотрят, а либо в вечность и из вечности, либо с надеждой — в будущее, либо вообще неизвестно куда...
       
 Рисунок С. Аруханова        К последним можно отнести Константина Барановского. В статье «О феномене цивилизованного национализма» («Дружба народов») он углядел, что боевые действия в Чечне протекают «в гуманном ключе», ибо «с высоких трибун» была провозглашена приоритетная задача «минимизации страданий мирного населения». Это внушило автору убежденность, что у нас укрепляется цивилизованный национализм, выразителем которого стал Путин «с его стремительно укрепляющейся харизмой». Можно, конечно, черное назвать белым, войну — гуманизмом и цивилизованностью. Но при чем тут «дружба народов»? Когда автор сооружал свою статью, от Грозного уже ничего не осталось...
       Александр Секацкий в «Октябре» созерцает «Фотоаргумент в философии», взору Елены Князевой и Алексея Туробова в «Новом мире» предстала «Единая наука о единой природе», и только в «Знамени» — оплоте, так сказать, либерализма — Наталья Иванова рассматривает «Сценарии для России: перспектива или тупик либеральных идей». Справедливо обвиняя многих наших либеральных (вроде бы) «властителей дум» в слепоте за то, что и у них, а не только у красно-бурых, главным виновником всего оказались свободы, Наталья Иванова решила и сама закрыть глаза, обольщая себя и читателей мыслью: выбирая Путина, «общество захотело видеть... управляющим человека работоспособного. Да, общество захотело нанять себе в управляющие работника». Конечно, такое желание свидетельствовало бы о гражданской зрелости общества. Но тогда и призеры предвыборной гонки были бы другими.
       Тут же рядом Александр Агеев бранит общество — не за что-нибудь, а за то, что в непомерном самодовольстве увлеченно критикует власть, получив не по чину много свобод. Когда это писалось, общество дружно прыгало вокруг харизматического лидера, а не власть ругало, так что упреков заслуживало отнюдь не за критические настроения.
       Мартовский «Урал» публикует отрывки из непроходимой в советские времена книги хорватского классика Мирослава Крлежи «Поездка в Россию» (1926) — вполне, впрочем, левой и революционной, но трезво фиксирующей загипнотизированность населения идеей порядка, устанавливаемого с помощью ГПУ и пулеметов теми, кто «ударил, потому что был прав».
       Точку в публицистических размышлениях неожиданно поставил второй номер журнала «Иностранная литература», как раз к марту подоспевший. В нем появилась автобиографическая книга Готфрида Бенна «Двойная жизнь», где поэт, в свое время пошедший за Гитлером, объясняет, как это получилось. Он помещает в книге заключительные абзацы своего письма Клаусу Манну от 1933 года: «Большой город, индустриальное общество, интеллектуализм... бывают мгновения, когда вся эта вымученная жизнь исчезает и не остается ничего — только равнина, простор, времена года, земля, простое слово «народ»... Пришла пора испытаний, общество сплотилось, и теперь каждый, в том числе литератор, в одиночку и сам для себя должен сделать выбор: личные пристрастия или равнение на государство. Я выбрал последнее». Что ж, раскаяться пришлось скоро. Риторика же знакомая и, по-видимому, бессмертная.
       В мартовской прозе преобладают реализм и авторы, имеющие устойчивый круг поклонников, при том, что круги не только не пересекаются, но даже редко соприкасаются. «Знамя» завершило публикацию романа Владимира Войновича «Монументальная пропаганда»: чугунный Сталин взорвался во время бандитской разборки, которая была одновременно трагическим самоубийством инвалида-«афганца», а город Долгов достался авторитету Чуме, он же меценат Булкин.
       Здесь же любители Людмилы Петрушевской порадуются (или ужаснутся) «Четырем рассказам».
       В «Дружбе народов» появилась первая часть романа Анатолия Курчаткина «Победитель» с подзаголовком «Из книги «Радость смерти». Революционно-шпионское повествование «крепко сделано», но слишком многое и слишком сильно напоминает: мальчик-сирота пошел в услужение к купцу-миллионщику и пришел в революцию; белая шпионка любит красного командира; действие происходит в «штурмовые ночи Спасска»... Это вам не постмодернизм, это «типические характеры в типических обстоятельствах». Окончание — в следующем номере.
       Боюсь, что поклонники Александра Хургина испытают разочарование от рассказа «Яша в песках» — подобия тоскливого несостоявшегося триллера.
       В «Новом мире» Марина Палей все не может окончить «сценарные имитации» «Long distance, или Славянский акцент»; я было удивлялась: надо же, на три номера! Но не только в третьем — и в четвертом, оказывается, не конец.
       Зато поклонники Галины Щербаковой получили от «Нового мира» сразу целый роман, хотя и размером с большой рассказ — «Восхождение на холм царя Соломона с коляской и велосипедом».
       В «Октябре» вновь Петрушевская — «В садах других возможностей. Из новой книги». Книга знакомая: «Как забыть это ощущение удара, когда от тебя уходят жизнь, счастье, любовь... Везде был черный бурьян, качающий сухими семенами, полное запустение... Тьма, холодный ветер, ледяные шлепки...»
       Самым ярким во всех журналах оказался историко-филологический пласт. В «Октябре» появилось художественное исследование Игоря Волгина «Пропавший заговор. Достоевский и политический процесс 1849 года» — это четвертая, заключительная часть масштабной работы автора, основанной на архивных материалах.
       Здесь же читатель познакомится с Алексеем Федоровичем Лосевым в новом качестве — прозаика-беллетриста. Различие историко-филологического и общелитературного интереса в этой публикации предстает наиболее отчетливо: с художественной стороны рассказы Лосева вряд ли могут произвести сильное впечатление, но как создания прославленного философа и филолога-классика, несомненно, требуют внимания.
       Переписку Лидии Гинзбург и Натальи Ильиной, посвященную обсуждению «Записок блокадного человека», публикует в «Знамени» Вероника Жобер.
       Отрывки из записных книжек 1950—1990 годов Мариэтты Чудаковой под названием «Людская молвь и конский топ» помещает «Новый мир». Всегда интересно читать чужие записки о своих днях. Обещано продолжение.
       Декабрьская «Звезда» взошла в марте и еще раз доказала, что общественно-политическим журналом является в наименьшей степени, а литературно-художественным (и даже литературоведческим) — в наибольшей. Игорь Сухих, не оглядываясь ни на какой информационный повод, анализирует архитектонику, образный строй и сквозные мотивы «Конармии» Бабеля в статье «О звездах, крови, людях и лошадях». Л. Г. Барсова публикует, снабдив подробными примечаниями, интереснейший документ Серебряного века — письма философа И. И. Лапшина к выдающейся певице Н. И. Забеле-Врубель.
       Неизменный и неизменно парадоксальный Борис Парамонов высказывается «По поводу Фаулза»: неожиданно для постмодерниста он заявляет, что «Коллекционер» — «неверная книга, она искажает вопрос, в ней поднятый. Это вопрос о социализме и демократии». Постмодернисту вроде бы не положено оценивать тексты как верные или неверные, но Парамонов блестяще доказывает, что в критериях постмодернизма он хозяин и сам решает, что положено, а что нет. Язвительно-выразительная полемика с Парамоновым занимает значительное место в «Пропавшем заговоре» Игоря Волгина. Принципиальный спор об основаниях культурологических построений не может не привлечь внимания: Волгин, вероятно, правее, а Парамонов — интереснее.
       Что касается поэзии, то отметить хочется только патриархов: в «Новом мире» появилась подборка Семена Липкина «Одно мгновенье», в «Дружбе народов» — стихи Томаса Венцловы в очень ярком, на мой взгляд, переводе Владимира Гандельсмана:
       
       Сбережешь ли, погубишь совсем, обойдешь стороной?
       Там, где были созвездия, —
       просека. Почва убита.
       На меня указует несчастье,
       как стрелка магнита,
       да, как стрелка магнита,
       несчастье притянуто мной...

       
       Елена ИВАНИЦКАЯ
       
10.04.2000

Отзыв

№ 14
10 апреля 2000 г.

 key-obstoyatelstva.gif (7402 bytes)
Угрозы от ЛУКОЙЛа
 key-podrobnosti.gif (6922 bytes)
Путин делает первые ошибки
Дошло!
Немецкие наемники в Чечне?
 key-rassledovaniya.gif (7229 bytes)
Копилка для сребреников
 key-vlast-lydi.gif (7107 bytes)
Топтаться на месте - смерти подобно
Любимая женщина "смольнинского Якушкина" - Владимир Яковлев
 key-obchestvo.gif (6499 bytes)
Клетка для беженца
Кого жалеют и не жалеют на войне
Шторы для страха
Министр-капиталист?
Анатомия наплевательства
 key-geopolitika.gif (6779 bytes)
Может быть, нас объеденит не война, а "Мир"?

То опущусь на дно морское, то поднимусь под облака
 key-4-vlast.gif (7519 bytes)
Все слухи о смерти НТВ из области черного PR
Телезритель недели: Александр Адабашьян
Теленовости от...
Буржуй нашего времени
 key-inostraniya.gif (6627 bytes)
У страха глаза велики. А мозги - маленькие
 key-syuzgety.gif (6288 bytes)
Шпион - находка для шпиона
 key-sport.gif (5884 bytes)
Женщина-вратарь остановит все, что летит, идет, ползет в ворота
Новости от...
 key-kult-sloy.gif (7521 bytes)
Все мы вышли из "Шинели Гоголя, а Норштейн в ней остался
При равнении на государство получается фюрер
Ахматова наговорила его, как патефонную пластинку
Счастливое событие в Марселе
Русские ответы на гамлетовский вопрос
  


 Ведущий номера:
Олег            
ХЛЕБНИКОВ

Новая почта
Введите ваше регистрационное имя
Введите ваш пароль

Регистрация


   

   

2000 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100